.Воробей.
Per aspera ad astra
Вообще-то у меня должны быть сейчас более веселые темы для размышлений, но так получилось, что вчера меня свалила с ног какая-то трудноопознаваемая хворь и я после нее еле волочу ноги, валяюсь в постели и читаю Барраяр. И думаю об обидах и обиженных. Вообще, я довольно редко на кого-то обижаюсь надолго. Обычно это минутная вспышка, после которой я иду мириться, припомнив, что на самом деле человек хороший и интересный, и что из-за глупых случайностей совсем необязательно разрывать с ним отношения.
Бывают моменты, когда я с человеком категорически не схожусь, ну вот, не могу разговаривать и все - делаю это через силу и с раздражением, хотя объективно человек мне ничего не сделал и был вежлив. Обычно, в таких случаях, я стараюсь минимализировать отношения с человеком, чтобы случайно не наговорить гадостей и не испортить себе карму. Ну, действительно, почему бы и нет - я наверное тоже кому-нибудь не нравлюсь просто фактом своего существования.
Иногда, в последнем случае, я меняю отношение к человеку, если обстоятельства показывают мне, что я была глубоко неправа. Или я могу с ним контактировать только в одной какой-то сфере и в этой сфере мы прекрасно общаемся.
Но у меня бывают один раз в пять лет приступы неконтролируемой агрессии и смертельной обиды. Причем я затрудняюсь понять, в какой момент человек под них попадает, потому что я могу терпеть одинаково-раздражающие поступки от него или других людей бесконечно долго, а потом - в какой-то момент это выключается. Меня перещелкивает и я больше не могу. Самое лучшее, что я могу сделать после такого перещелкивание - это отправить человека в тотальное игнорирование. Это тоже не очень правильно и справедливо, но во первых, через пару лет меня может отсчелкнуть обратно, во вторых, проанализировав ситуацию без эмоций спустя время, я все же прихожу к выводам, что у меня были причины для изменения отношения к человеку.
Грустнее всего случаи расставания, когда я сначала долго приучаю себя к человеку, потом спустя время общения, понимаю, что человек все же категорически "не мой". Становиться мучительно жаль и его, и моего потраченного времени и надежд.